3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Камерность и единение с природой в стиле древней японии

Содержание

Очень трудно совместить концепции дизайна японского садика и дачного участка в европейской части страны, поэтому наиболее приемлемым вариантом будет выделение изолированного места для строительства. Подойдет пространство между домом и забором, площадка возле беседки или затененное место, на которое владелец давно не строит никаких планов. Фоном может служить стена постройки, покрашенная в белый цвет, живая изгородь из кустарника, простой забор, оплетенный жимолостью.

Идея японского садика заключается в единении с природой и умиротворении. Находясь на его территории, человек пытается постичь вечные истины, понять гармонию мира, находить прекрасное в самых простых вещах. Такой участок выделяется гармоничностью, простотой, скромностью, отсутствием пышности и излишней яркости. Чтобы соблюсти все правила оформления зоны отдыха, перед началом работы тщательно продумывают расположение всех ее элементов.

Японские сады не похожи на наши традиционные насаждения. В них не разбивают цветники, не выращивают фрукты и ягоды. Основными объектами зоны отдыха считаются камни, вода и растения, которые несут определенный смысл. Кроме них, на участке много других вспомогательных элементов, предназначенных для создания уюта. К ним относятся фонари, дорожки, мостики, пагоды и т.д.

Существует несколько типов японских садов:

  • Сад камней . Он лучше всего выражает восточную философию и мудрость. Правила его создания базируются на учении Дзэн, но планирование осуществляется зависимо от вашего собственного понятия единства человека и природы. Основу его составляют булыжники разных размеров, форм и цветов, расставленные в определенном порядке на песочном основании.
  • Сад цветов . Используется для декорирования участков. На клумбах высаживают вечнозеленые растения, которые радуют хозяев круглый год.
  • Чайный сад . Создается для проведения чайных церемоний. Вся композиция располагает к уединению или приятному времяпровождению вдвоем.
  • Миниатюрный сад . Формируется на ограниченной территории, поэтому достаточно сложен в исполнении из-за необходимости размещать большое количество предметов на маленькой площадке.
  • Прогулочный сад . Строится для неспешных прогулок в любое время года. Отличается большим количеством красиво оформленных дорожек и оригинальным ландшафтом.

Особенностью декоративных участков всех видов являются большие промежутки между элементами, которые необходимы для подчеркивания важности каждого объекта.

Особенности создания

Философы древнего Востока говорят о том, что все в мире должно подчиняться действию положительных и отрицательных начал. При этом противоположности должны уравновешивать друг друга. Японский сад – это воплощение умелого сочетания противоположностей: воды и камней, растений и архитектурных форм, света и тьмы.

Создать своими руками восточный сад достаточно сложно. Ввиду этого рекомендовано сделать его проект. В нем до мельчайших подробностей прописывается, где и как будут располагаться отдельные составляющие. Лучше сразу сделать полный проект, иначе переделки в саду влетят в копеечку.

Сад в японском стиле выглядит привлекательно в течение всего года. Часто он занимает небольшое пространство. Из деревьев используются хвойные – они умиротворяют и отличаются простотой в уходе.

Сердце сада – вода. Она символизирует скоротечность жизни. Не последнюю роль играют камни и дерево. Камни – символ стойкости и долговечности, дерево – поэтапного развития и совершенствования. Японцы считают, что два этих материала наделены магической силой.

Садик в японском стиле призван дать вам почувствовать ощущение вечности. Главная цель – воссоздать миниатюрную модель ландшафта природы Японии, с ее растительностью, водопадами, ручьями.

Проект выполняется таким образом, чтобы со всех сторон вам открывался чудесный ландшафт в миниатюре. Каждый камень – это гора, прудик – озеро. Важно правильно использовать цветовую гамму и рельеф. Применяются камни различных пород и традиционные для Японии материалы – бамбук, гравий, дерево.

Бумага: Ваби-саби, сатори и макото: как принципы японской эстетики помогают понять скрытую красоту вещей и быстротечность жизни и как они повлияли на менталитет японцев

Как принципы японской эстетики помогают в самоанализе, почему с их помощью легче понимать хокку и другие стихи поэтов Японии и как они повлияли на литературу, чайные церемонии и живопись японцев? Об этом «Бумага» поговорила с доцентом СПбГУ Лиалой Хронопуло.

Основные принципы японской эстетики — макото, сатори, югэн, моно-но аварэ и ваби-саби — изучают во всем мире, чтобы достичь гармонии с собой и природой, проникнуть в «истину вещей» и понять суть недосказанности, быстротечность жизни и просветленное одиночество. Большинство понятий пришли в японскую культуру из дзен-буддизма и в итоге повлияли практически на всё искусство и традиции Японии.

Как возникли принципы японской эстетики и что это такое

Принципы эстетики сформировались в Японии в эпоху Средневековья. Это общие представления о канонах красоты и об отношении к ним в искусстве, которые дополняли друг друга по мере появления и сосуществуют до сих пор. Они повлияли на то, каким стало искусство Японии, как оно развивалось и как отразилось на менталитете японцев.

Эти принципы сложны для понимания неподготовленным человеком, поэтому их лучше всего рассматривать на отдельных примерах. Например, японский стих — это стих короткой формы, стих иносказаний и символов. Поэты часто говорят с читателями завуалированно, чтобы заставить их рассуждать, расшифровать посыл и интерпретировать истину. Японский стих, как и всё японское искусство, построен на намеках и домысливании.

Кано Эйтоку. Кипарис. 1580–1590 годы

Принцип макото: почему «истину вещей» нужно зашифровывать

Первым из основных принципов японской эстетики, к VIII веку нашей эры, был сформирован макото. Под ним подразумевается отображение в художественном произведении сущности вещей. Буквально макото можно перевести как «истина».

Макото, например, ясно представлен в старейшей антологии на японском языке «Манъёсю» (другое название — «Собрание мириад листьев» — прим. «Бумаги»), где собраны пятистишия танка и другие, менее популярные стихотворные формы. Позднее о принципе часто писали литературоведы. Его суть объясняют тем, что творец понимает «истину вещей», которую нельзя просто передать словами, и отображает ее в своем произведении, зашифровывая с помощью канонических приемов. Таким образом творец делает читателя или слушателя сотворцом, заставляя его работать сердцем и головой.

Чтобы помочь понять макото, следует привести примеры из японской поэзии:

Меж отвесных скал, среди Цукуба-гор,

Хоть и сильный шум от падающих вод,

Исчезает в глубине вода,

А вот я свою любовь хранить

Буду вечно, милая моя!

На первый взгляд, это лирический стих, который достаточно прост для интерпретации. Вроде бы «истина» (макото) в основе стиха — это признание в любви. Но это, конечно, не совсем так. Важна верная интерпретация, позволяющая разглядеть более глубокие смыслы, которая возможна, если у вас есть «ключи».

Так, в первой строчке используется топоним «Цукуба-горы», который должен породить у читателя цепь ассоциаций. Гора Цукуба — это древнее место, куда приходили влюбленные, чтобы обменяться клятвами в вечной любви: считалось, что поклявшихся там влюбленных не в силах разлучить ни небо, ни люди. Используя этот топоним, поэт подразумевает, что пишет не о мимолетной страсти, а о серьезной любви.

Во второй и третьей строчках говорится о течении. А течет не только вода, но и время. Значит, речь идет не только о любви, но и о разлуке. Таким образом, у читателя рождается цепь ассоциаций: мы поклялись друг другу в искренней любви, время проходит, но даже оно не способно нас разлучить. В итоге у нас появляется стих-клятва, а не просто стих-признание.

Хасэгава Тохаку. Сосновый лес, правая сторона. Около 1590 года

Когда дзен-буддизм как мировоззрение стал популярен в Японии, появились и другие эстетические принципы: ваби-саби, сатори, моно-но аварэ и югэн. Они проистекают из религии или формируются под ее влиянием, и в совокупности с макото, которое появилось раньше, представляют собой основные принципы японской эстетики.

Принцип моно-но аварэ: как понять быстротечность жизни

Моно-но аварэ (рубеж X–XII веков) означает «печальное очарование вещей». Это понятие подразумевает, что каждому предмету, явлению присуще свое особое, неповторимое очарование, эстетическая ценность, которая, как правило, скрыта, не лежит на поверхности, и обнаружить ее помогают прирожденная чувствительность и обладание изящным вкусом.

Моно-но аварэ покрыто дымкой недолговечности, эфемерности всего сущего, чему учит дзен-буддизм: и женская красота, и жизнь человека, и жизнь цветка конечны. Эстетический принцип подразумевает, что нужно успеть всё это уловить и отразить вокруг себя, выйдя в состояние «просветленного ума».

В рамках моно-но аварэ, например, написан первый роман в японской литературе «Хикару Гэндзи-моногатари», или «Повесть о блистательном принце Гэндзи» (XI век н. э.), его автор — придворная дама и буддистка под псевдонимом Мурасаки Сикибу. В романе показана недолговечная привязанность красавца-принца к самым разным женщинам. Он страдает от того, что причиняет им страдания, но осознает, что это карма, а чувства и эмоции не могут быть вечными: принц влюбляется в одну сегодня, а в другую — завтра. Каждая глава посвящена одной любовной истории и в каждой из них присутствует принцип моно-но аварэ.

Принцип югэн: как понять суть недосказанности

Югэн (XIII–XIV века) — эстетическая категория, буквально означающая таинственность, глубину, сокровенную красоту. Это особая тональность, эмоциональное содержание, находящееся за пределами словесного выражения. В основе югэн лежит интуитивное восприятие сущности объекта — будь то природа или произведение искусства. Югэн подразумевает прелесть недосказанности; ее не может уловить и ощутить человек, лишенный изящного вкуса или душевного покоя.

Для японского искусства югэн очень важен, поскольку считается, что словами невозможно выразить свою эмоцию — можно лишь использовать канонические приемы, чтобы подвести читателя или зрителя к эмоциям, которые он может переживать вместе с творцом.

Принцип сатори: как достичь просветленного разума и увидеть подлинную красоту вещей

Принцип сатори (XVII век) также пришел из дзен-буддизма. Само по себе сатори означает внезапное пробуждение, которое наступает в результате сосредоточения, самоуглубления, медитативной практики. В дзен-буддизме сатори называют погружением в состояние «разума Будды», которое подразумевает отрешение от повседневных проблем, окружающей рутины и посторонних мыслей. В состоянии сатори мы можем разглядеть подлинную природу вещей. Получается, этот принцип близок к интуиции или высшему мигу познания в художественной практике.

Этот эстетический принцип внес в поэзию хокку (трехстишия) в XVII веке всемирно известный японский поэт Мацуо Басё. Он считал, что для достижения сатори нужно слиться с природой и ощутить «одинокость вещей». «Одинокость» — это ни в коем случае не то человеческое одиночество, когда рядом никого нет; это просветленное одиночество природы, живущей и создающей вокруг себя атмосферу, которую можно уловить и отразить в состоянии просветленного ума в стихотворении.

Принцип ваби-саби: что такое сдержанная красота и непритязательная простота

Ваби-саби (XVII век) — наиболее известный в России принцип японской эстетики (возможно, из-за одноименной сети японских кафе). В действительности ваби и саби подразумевают скромную простоту, атмосферу унылости и уединенности природы. Саби — это просветленное одиночество, безличностное отношение к миру, сдержанная красота, гармоничное единство грустного и светлого с общей окраской мягкой грусти, что создает ощущение покоя, отрешенности. Ваби — это «непритязательная простота».

Читать еще:  Причины увядания скумпии кожевенной

Именно саби, например, проявляется в пятистишии танка или трехстишии хокку. В этом случае в стихе отражают миг, запечатленный в состоянии отрешенного просветленного ума и развернутый в бесконечность.

Прыгнула в воду лягушка.

Всплеск в тишине.

Это атмосферный стих. Он показывает миг, момент. Но мы бы никогда не заметили этот миг, если бы были загружены повседневными делами. Мацуо Басё здесь уловил момент и запечатлел его навсегда.

Огата Корин. Цветение красной и белой сливы. 1714–1715 годы

Как принципы японской эстетики повлияли на искусство и благодаря чему стали популярны

Принципы эстетики в Японии отразились не только на поэзии, но и на многих элементах культуры: керамике, чайной церемонии, каллиграфии, монохромной живописи, икебане (искусство компоновки срезанных цветов и веток в специальных сосудах и размещения получившейся композиции в интерьере — прим. «Бумаги») и других искусствах. Они заключаются в намеке, легкости, туманности, а не буйстве и яркости красок.

Чайная церемония, например, тоже дзен-искусство. Приближаясь к чайному домику по уложенной определенным образом дорожке, среди подстриженных определенным образом кустов, мы погружаемся в состояние сатори, «разума Будды». Здесь всё ритуально: и помешивание зеленого чая венчиком, и пустая чайная комната, и традиция наслаждаться керамической посудой. Эстетические принципы здесь направлены на то, чтобы погрузиться в состояние просветления и ощутить атмосферу отрешения от суеты.

На японскую монохромную живопись также повлияли эстетические принципы. Она потому монохромная, что цвет и перспективу должно дополнить воображение зрителя. Если вы смотрите на картину, написанную тушью, нужно воображать и понимать изображение, используя свои «ключи». Творцу же в данном случае достаточно два-три удара кисти, чтобы создать нужный эффект.

Начиная с последней трети XIX века, когда Япония стала не такой изолированной страной, как раньше, принципы эстетики начали распространяться за границу. Из-за популярности дзен-буддизма, медитации и сатори как «состояния просветленного ума» в других странах также стали изучать принципы японской эстетики: например, в России открывают школы чайных церемоний, приглашают на лекции японских мастеров по воинскому искусству. Это так далеко от нас, так экзотично. К тому же у людей есть склонность к самоанализу и тяготение к единению с природой, в которых помогают разобраться как раз принципы японской эстетики: они учат отрешаться от посторонних мыслей, искать гармонию и просветление. В них сочетаются простота и изящество.

Как эстетические принципы повлияли на менталитет японцев

Японцы в большинстве своем — скрытные люди. Они, в отличие, например, от россиян, не выражают свои чувства открыто. В Японии живут по определенным законам и согласно иерархии. «Истина», «сокровенная красота», то есть макото, у них глубоко скрыты, и они открываются лишь близким.

В Японии важны ритуалы: принципы чайной церемонии, каллиграфии, икебаны изучают в кружках при каждой школе. На этих занятиях японцы с ранних лет учатся гармонии с собой и изучают эстетику, приходят к определенным мыслям о молчаливости, скрытности.

Принципы эстетики однозначно помогают японцам в гармонизации чувств и мыслей, в ощущении природы, в сохранении спокойствия (хотя такое спокойствие может быть обусловлено комфортными экономическими условиями). При этом японцы в реальной жизни, например, практически никогда прямо не отказывают — всё это происходит в обертонах, не напрямую. Возможно, японцам труднее в психологическом плане выражать свои чувства и эмоции — однако это мешает не им самим, а тем, кто с ними общается.

Всё это дополняется популярностью в японском обществе традиционных искусств и дзен-буддизма: жители Японии изучают свою религию, учатся надевать кимоно и правильно пить чай, например. То, что является экзотикой для иностранцев, — постоянная часть жизни многих японцев.

Камерность восточного сада

Еще одна характеристика композиции – камерность, некоторая отстраненность и закрытость от внешнего мира. Это место для достижения покоя и проведения медитации.

Чтобы достичь уединенности, садик предстоит закрыть от любопытных глаз. С этой целью используются калитки и изгороди. Можно использовать и живую изгородь – высаживают спирею острую и блестящий кизильник. Ландшафтный сад представленного типа предназначен для семейного отдыха, созерцания красот природы и уединения.

Бумага: Ваби-саби, сатори и макото: как принципы японской эстетики помогают понять скрытую красоту вещей и быстротечность жизни и как они повлияли на менталитет японцев

Как принципы японской эстетики помогают в самоанализе, почему с их помощью легче понимать хокку и другие стихи поэтов Японии и как они повлияли на литературу, чайные церемонии и живопись японцев? Об этом «Бумага» поговорила с доцентом СПбГУ Лиалой Хронопуло.

Основные принципы японской эстетики — макото, сатори, югэн, моно-но аварэ и ваби-саби — изучают во всем мире, чтобы достичь гармонии с собой и природой, проникнуть в «истину вещей» и понять суть недосказанности, быстротечность жизни и просветленное одиночество. Большинство понятий пришли в японскую культуру из дзен-буддизма и в итоге повлияли практически на всё искусство и традиции Японии.

Как возникли принципы японской эстетики и что это такое

Принципы эстетики сформировались в Японии в эпоху Средневековья. Это общие представления о канонах красоты и об отношении к ним в искусстве, которые дополняли друг друга по мере появления и сосуществуют до сих пор. Они повлияли на то, каким стало искусство Японии, как оно развивалось и как отразилось на менталитете японцев.

Эти принципы сложны для понимания неподготовленным человеком, поэтому их лучше всего рассматривать на отдельных примерах. Например, японский стих — это стих короткой формы, стих иносказаний и символов. Поэты часто говорят с читателями завуалированно, чтобы заставить их рассуждать, расшифровать посыл и интерпретировать истину. Японский стих, как и всё японское искусство, построен на намеках и домысливании.

Кано Эйтоку. Кипарис. 1580–1590 годы

Принцип макото: почему «истину вещей» нужно зашифровывать

Первым из основных принципов японской эстетики, к VIII веку нашей эры, был сформирован макото. Под ним подразумевается отображение в художественном произведении сущности вещей. Буквально макото можно перевести как «истина».

Макото, например, ясно представлен в старейшей антологии на японском языке «Манъёсю» (другое название — «Собрание мириад листьев» — прим. «Бумаги»), где собраны пятистишия танка и другие, менее популярные стихотворные формы. Позднее о принципе часто писали литературоведы. Его суть объясняют тем, что творец понимает «истину вещей», которую нельзя просто передать словами, и отображает ее в своем произведении, зашифровывая с помощью канонических приемов. Таким образом творец делает читателя или слушателя сотворцом, заставляя его работать сердцем и головой.

Чтобы помочь понять макото, следует привести примеры из японской поэзии:

Меж отвесных скал, среди Цукуба-гор,

Хоть и сильный шум от падающих вод,

Исчезает в глубине вода,

А вот я свою любовь хранить

Буду вечно, милая моя!

На первый взгляд, это лирический стих, который достаточно прост для интерпретации. Вроде бы «истина» (макото) в основе стиха — это признание в любви. Но это, конечно, не совсем так. Важна верная интерпретация, позволяющая разглядеть более глубокие смыслы, которая возможна, если у вас есть «ключи».

Так, в первой строчке используется топоним «Цукуба-горы», который должен породить у читателя цепь ассоциаций. Гора Цукуба — это древнее место, куда приходили влюбленные, чтобы обменяться клятвами в вечной любви: считалось, что поклявшихся там влюбленных не в силах разлучить ни небо, ни люди. Используя этот топоним, поэт подразумевает, что пишет не о мимолетной страсти, а о серьезной любви.

Во второй и третьей строчках говорится о течении. А течет не только вода, но и время. Значит, речь идет не только о любви, но и о разлуке. Таким образом, у читателя рождается цепь ассоциаций: мы поклялись друг другу в искренней любви, время проходит, но даже оно не способно нас разлучить. В итоге у нас появляется стих-клятва, а не просто стих-признание.

Хасэгава Тохаку. Сосновый лес, правая сторона. Около 1590 года

Когда дзен-буддизм как мировоззрение стал популярен в Японии, появились и другие эстетические принципы: ваби-саби, сатори, моно-но аварэ и югэн. Они проистекают из религии или формируются под ее влиянием, и в совокупности с макото, которое появилось раньше, представляют собой основные принципы японской эстетики.

Принцип моно-но аварэ: как понять быстротечность жизни

Моно-но аварэ (рубеж X–XII веков) означает «печальное очарование вещей». Это понятие подразумевает, что каждому предмету, явлению присуще свое особое, неповторимое очарование, эстетическая ценность, которая, как правило, скрыта, не лежит на поверхности, и обнаружить ее помогают прирожденная чувствительность и обладание изящным вкусом.

Моно-но аварэ покрыто дымкой недолговечности, эфемерности всего сущего, чему учит дзен-буддизм: и женская красота, и жизнь человека, и жизнь цветка конечны. Эстетический принцип подразумевает, что нужно успеть всё это уловить и отразить вокруг себя, выйдя в состояние «просветленного ума».

В рамках моно-но аварэ, например, написан первый роман в японской литературе «Хикару Гэндзи-моногатари», или «Повесть о блистательном принце Гэндзи» (XI век н. э.), его автор — придворная дама и буддистка под псевдонимом Мурасаки Сикибу. В романе показана недолговечная привязанность красавца-принца к самым разным женщинам. Он страдает от того, что причиняет им страдания, но осознает, что это карма, а чувства и эмоции не могут быть вечными: принц влюбляется в одну сегодня, а в другую — завтра. Каждая глава посвящена одной любовной истории и в каждой из них присутствует принцип моно-но аварэ.

Принцип югэн: как понять суть недосказанности

Югэн (XIII–XIV века) — эстетическая категория, буквально означающая таинственность, глубину, сокровенную красоту. Это особая тональность, эмоциональное содержание, находящееся за пределами словесного выражения. В основе югэн лежит интуитивное восприятие сущности объекта — будь то природа или произведение искусства. Югэн подразумевает прелесть недосказанности; ее не может уловить и ощутить человек, лишенный изящного вкуса или душевного покоя.

Для японского искусства югэн очень важен, поскольку считается, что словами невозможно выразить свою эмоцию — можно лишь использовать канонические приемы, чтобы подвести читателя или зрителя к эмоциям, которые он может переживать вместе с творцом.

Принцип сатори: как достичь просветленного разума и увидеть подлинную красоту вещей

Принцип сатори (XVII век) также пришел из дзен-буддизма. Само по себе сатори означает внезапное пробуждение, которое наступает в результате сосредоточения, самоуглубления, медитативной практики. В дзен-буддизме сатори называют погружением в состояние «разума Будды», которое подразумевает отрешение от повседневных проблем, окружающей рутины и посторонних мыслей. В состоянии сатори мы можем разглядеть подлинную природу вещей. Получается, этот принцип близок к интуиции или высшему мигу познания в художественной практике.

Этот эстетический принцип внес в поэзию хокку (трехстишия) в XVII веке всемирно известный японский поэт Мацуо Басё. Он считал, что для достижения сатори нужно слиться с природой и ощутить «одинокость вещей». «Одинокость» — это ни в коем случае не то человеческое одиночество, когда рядом никого нет; это просветленное одиночество природы, живущей и создающей вокруг себя атмосферу, которую можно уловить и отразить в состоянии просветленного ума в стихотворении.

Принцип ваби-саби: что такое сдержанная красота и непритязательная простота

Ваби-саби (XVII век) — наиболее известный в России принцип японской эстетики (возможно, из-за одноименной сети японских кафе). В действительности ваби и саби подразумевают скромную простоту, атмосферу унылости и уединенности природы. Саби — это просветленное одиночество, безличностное отношение к миру, сдержанная красота, гармоничное единство грустного и светлого с общей окраской мягкой грусти, что создает ощущение покоя, отрешенности. Ваби — это «непритязательная простота».

Читать еще:  Мои простые секреты роскошного цветения спатифиллума

Именно саби, например, проявляется в пятистишии танка или трехстишии хокку. В этом случае в стихе отражают миг, запечатленный в состоянии отрешенного просветленного ума и развернутый в бесконечность.

Прыгнула в воду лягушка.

Всплеск в тишине.

Это атмосферный стих. Он показывает миг, момент. Но мы бы никогда не заметили этот миг, если бы были загружены повседневными делами. Мацуо Басё здесь уловил момент и запечатлел его навсегда.

Огата Корин. Цветение красной и белой сливы. 1714–1715 годы

Как принципы японской эстетики повлияли на искусство и благодаря чему стали популярны

Принципы эстетики в Японии отразились не только на поэзии, но и на многих элементах культуры: керамике, чайной церемонии, каллиграфии, монохромной живописи, икебане (искусство компоновки срезанных цветов и веток в специальных сосудах и размещения получившейся композиции в интерьере — прим. «Бумаги») и других искусствах. Они заключаются в намеке, легкости, туманности, а не буйстве и яркости красок.

Чайная церемония, например, тоже дзен-искусство. Приближаясь к чайному домику по уложенной определенным образом дорожке, среди подстриженных определенным образом кустов, мы погружаемся в состояние сатори, «разума Будды». Здесь всё ритуально: и помешивание зеленого чая венчиком, и пустая чайная комната, и традиция наслаждаться керамической посудой. Эстетические принципы здесь направлены на то, чтобы погрузиться в состояние просветления и ощутить атмосферу отрешения от суеты.

На японскую монохромную живопись также повлияли эстетические принципы. Она потому монохромная, что цвет и перспективу должно дополнить воображение зрителя. Если вы смотрите на картину, написанную тушью, нужно воображать и понимать изображение, используя свои «ключи». Творцу же в данном случае достаточно два-три удара кисти, чтобы создать нужный эффект.

Начиная с последней трети XIX века, когда Япония стала не такой изолированной страной, как раньше, принципы эстетики начали распространяться за границу. Из-за популярности дзен-буддизма, медитации и сатори как «состояния просветленного ума» в других странах также стали изучать принципы японской эстетики: например, в России открывают школы чайных церемоний, приглашают на лекции японских мастеров по воинскому искусству. Это так далеко от нас, так экзотично. К тому же у людей есть склонность к самоанализу и тяготение к единению с природой, в которых помогают разобраться как раз принципы японской эстетики: они учат отрешаться от посторонних мыслей, искать гармонию и просветление. В них сочетаются простота и изящество.

Как эстетические принципы повлияли на менталитет японцев

Японцы в большинстве своем — скрытные люди. Они, в отличие, например, от россиян, не выражают свои чувства открыто. В Японии живут по определенным законам и согласно иерархии. «Истина», «сокровенная красота», то есть макото, у них глубоко скрыты, и они открываются лишь близким.

В Японии важны ритуалы: принципы чайной церемонии, каллиграфии, икебаны изучают в кружках при каждой школе. На этих занятиях японцы с ранних лет учатся гармонии с собой и изучают эстетику, приходят к определенным мыслям о молчаливости, скрытности.

Принципы эстетики однозначно помогают японцам в гармонизации чувств и мыслей, в ощущении природы, в сохранении спокойствия (хотя такое спокойствие может быть обусловлено комфортными экономическими условиями). При этом японцы в реальной жизни, например, практически никогда прямо не отказывают — всё это происходит в обертонах, не напрямую. Возможно, японцам труднее в психологическом плане выражать свои чувства и эмоции — однако это мешает не им самим, а тем, кто с ними общается.

Всё это дополняется популярностью в японском обществе традиционных искусств и дзен-буддизма: жители Японии изучают свою религию, учатся надевать кимоно и правильно пить чай, например. То, что является экзотикой для иностранцев, — постоянная часть жизни многих японцев.

Япония – самая маленькая из стран Дальнего Востока, расположенная на четырех крупных и многочисленных мелких островах к востоку от азиатского материка, за что и получила название Страны восходящего солнца.

Ее искусство складывалось в особых природных и исторических условиях: островное положение страны обеспечивало ей обособленность от других земель, а близость к материку способствовала установлению контактов с Китаем и Кореей. На протяжении столетий духовная и художественная культура Японии впитывала философские и эстетические основы более древней китайской цивилизации, но по-особому преломляла ее идеи и находила им своеобразное воплощение. Наиболее значительным этапом во всех областях художественной жизни явилась эпоха феодализма, начавшаяся в VI – VII вв. и затянувшаяся вплоть до середины XIX в.

Экспозиция включает свыше четырехсот пятидесяти произведений и по временной протяженности охватывает период с конца XII до начала XX в. В ней представлены различные виды искусства и художественных ремесел, которые складывались в период средневековья. Они составляют основу японской художественной традиции.

История японского искусства неразрывно связана с распространением буддизма, пришедшего в Японию в VI в. Буддизм способствовал приобщению Японии к многовековым культурным традициям Востока, сложившимся в Индии, Китае, Корее. В процессе создания произведений искусства, обслуживающих религиозную практику, и освоения опыта китайских и корейских мастеров происходило формирование национальных школ скульптуры, живописи, прикладного искусства.

Экспозицию открывают уникальные памятники буддийской деревянной пластики XII-XV вв., среди которых подлинными шедеврами являются изображение бодхисаттвы Фугэна на слоне (XII в.) и статуя Будды Амида (XII в.). Они демонстрируют стиль, оформившийся в рамках буддийского канона в конце периода Хэйан (794 – 1185 гг.) и ставший воплощением эстетических идеалов аристократии. Для него характерны культ утонченного изящества и несколько женственной грации, камерность образов, превращавших объект религиозного поклонения в предмет любования (Ил. 1,2).

Под влиянием учения дзэн-буддизма, проникшего из Китая на рубеже XII-XIII вв., и китайского монохромного пейзажа периода Сун (X — XIII вв.) в Японии появляется монохромная живопись тушью (яп. суйбокуга), которая, так или иначе, определила последующее развитие японской живописи. В экспозиции она представлена картинами на свитках и образцом расписной ширмы. Среди экспонируемых произведений – работы мастеров школы Ункоку, художественного направления Бундзинга (Живопись интеллектуалов) и ширма «Обезьяны, ловящие отражение луны в воде» кисти художника прославленной школы Кано (Ил. 3).

1. Бодхисаттва Фугэн

Дерево, лак, позолота, металл

2. Будда Амида

Дерево, резьба, лак, позолота

3. Двухстворчатая ширма «Обезьяны, ловящие отражение луны в воде»

Кано Тосюн (?-1723)

В течение XV – XVI вв. под воздействием дзэн-буддизма в Японии рождается самобытное художественное явление – чайная церемония тяною (в дословном переводе – «горячая вода для чая»), во время которой пьют заваренный кипятком растертый в пудру зеленый чай, взбитый венчиком прямо в керамической чашке.

Благодаря законодателю чайного ритуала Сэн-но Рикю (1522 – 1591) тяною превращается в детально разработанное действо с определенным набором вещей. Довольно скоро чайная церемония получает распространение во всех слоях общества. Растущая популярность тяною становится мощным импульсом для развития керамического производства. Лучшая в нашей стране музейная коллекция японской керамики широко представлена изделиями XVI — XVIII вв. – периодом ее наивысшего расцвета. Среди экспонатов преобладают принадлежности для тяною: чаши, сосуды, вазы для цветов, курильницы, блюда, коробочки для хранения благовоний (Ил. 4). Это продукция знаменитых печей Сэто, Сигараки, Ига, Тамба, Мино, Сацума, Карацу, а также особо ценимые мастерами чая, вылепленные от руки и покрытые толстым слоем глазури классические чаши черный и красный раку. Они олицетворяют дзэнские идеалы красоты естественного, простого, грубоватого, лишенного внешнего блеска, гармонию красоты и пользы, обаяние патины, оставленной временем.

В залах музея воссоздана также часть традиционного японского дома с комнатой, подготовленной для чайного ритуала. Она демонстрирует конструктивные особенности национального интерьера и его пространственной организации, с наибольшей полнотой отразившие представления о нерасторжимой связи человека и природы, которые укоренились в сознании японца с глубокой древности, и на протяжении столетий органично подкреплялись идеями дзэн-буддизма. Размещение вещей в традиционном интерьере, кажущемся почти пустым, дает возможность почувствовать особое отношение японцев к предметному миру, передать атмосферу повышенного внимания к каждой вещи – его материальной природе и духовному содержанию.

4. Тяван с бабочкой и иероглифом. Тип Раку

Наиболее широко и разносторонне в экспозиции показано искусство позднего средневековья – XVII – первая половина XIX в., связанное с укреплением торгово-ремесленного сословия и ростом городов.

В городской культуре на первый план выдвинулось понятие ики – дух обольстительной красоты, яркой и чувственной, получили развитие новые формы художественного творчества. Именно в эту эпоху достигла своего высшего подъема гравюра на дереве укиё-э («картины изменчивого мира»), прославившая в странах Европы японское искусство. Она показана в разнообразии традиционных жанров: якуся-э (театральная гравюра), бидзинга (изображение красавиц из «веселых кварталов»), фукэйга (пейзаж), катёга (цветы и птицы), муся-э (картины историко-героического содержания, изображение воинов), суримоно (поздравительные открытки), фудзокуга (бытовой жанр, праздники и обряды годового цикла), сумо-э (изображение борцов сумо). В залах музея выставлены произведения таких выдающихся мастеров, как Китагава Утамаро (1753 – 1806), Кацусика Хокусай (1760 – 1849), Андо Хиросигэ (1797 – 1858), Утагава Кунисада (1786 – 1864) и других (Ил. 5).

В двух витринах богато представлена коллекция миниатюрной пластики – около двухсот нэцкэ и окимоно, выполненных первоклассными резчиками своего времени, такими как Хасэгава Икко, Доракусай, Томомицу, Судзуки Масанао из Исэ, Охара Мицухиро и другие. Обширный круг сюжетов проливает свет едва ли не на все аспекты жизни горожанина периода Эдо (1603 – 1868) и круг его интересов: мифологические и фольклорно-сказочные персонажи соседствуют с образами легендарных героев и незатейливыми бытовыми зарисовками, фигурки животных – с изображениями растений, а бродячие комедианты – с масками классического театра Но (Ил. 6).

Небывалое развитие получает в XVII – XIX вв. искусство художественных лаков, в первую очередь, изобретенная еще в период Хэйан (794-185) техника маки-э (разбрызганная картина) с использованием золотого и серебряного порошка для создания на поверхности изделия изобразительного или орнаментального мотива. Среди экспонируемых образцов – шкатулки, курильницы, миниатюрные домашние алтари дзуси, чайницы, столик для чтения и письма бундай, футляр для свитков, короб для еды, курительный прибор, носимые на поясе портативные разборные коробочки для печатей и медикаментов инро и уникальный буддийский алтарь-реликварий. Виртуозными вариациями золотой крошки и фольги, комбинированием рельефных и плоских узоров, инкрустацией перламутром, металлическими сплавами и полудрагоценными камнями мастера добивались необыкновенных цветовых и живописных эффектов, например, сияния золота на золоте, или уподобления золотой россыпи мазкам туши (Ил. 7).

Фарфор, производство которого начинается в Японии только в первой декаде XVII в., представлен разнообразными изделиями мастерских Ариты. Среди них выделяются образцы, созданные по заказам Ост-Индской голландской компании, которая на первых порах необычайно стимулировала развитие этого нового для Японии вида искусства. Тарелки, чаши, вазы с куполообразными крышками, предметы, изготовленные по западным моделям (тазик для бритья, кофейник) демонстрируют особенности экспортного стиля декорации, сложившегося под влиянием внешнего рынка и основанного на творческой интерпретации китайских прототипов (Ил. 8). В экспозицию включена также фарфоровая и фаянсовая продукция известных керамических центров – Киото, Сацума, Хирадо, Кутани. Это сине-белые изделия, образцы, расписанные полихромными эмалями, украшенные позолотой, фигурной лепкой или резьбой. Они составляют контраст благородной простоте и одухотворенной естественности керамики для чайной церемонии и в полной мере соответствуют представлениям позднего средневековья о «блеске мира».

5. «Красавица с ракеткой для игры в волан». Лист из серии «Пять ликов красавиц»

Китагава Утамаро (1753–1806)

Бумага, цветная ксилография

6. Нэцкэ

Cлоновая кость, резьба

7. Переносной реликварий сяри-дзуси

Дерево, лак маки-э, полудрагоценные камни, стекло

Читать еще:  Бархатцы: посадка и уход в открытом грунте, когда и как правильно высаживать весной

8. Кофейник

Фарфор, металл, рельеф, подглазурная роспись кобальтом, надглазурная роспись железной красной краской, эмалями, позолота

Период Эдо (1603 – 1868) – время формирования общенационального типа одежды, ныне объединенного одним словом «кимоно» (букв. «вещь, которую носят»).

Это широкие и длинные халаты прямого покроя, которые отличаются лишь длиной рукавов, сшитых из прямоугольных полотнищ стандартных размеров. В их орнаментации находят место традиционные мотивы, заимствованные из живописи (птицы, цветы, растения, пейзажные композиции), каллиграфические надписи, а также композиции, навеянные образами классической поэзии, и благопожелательные сюжеты. Экспозиция знакомит с основными разновидностями кимоно: косодэ (букв. «малый рукав»), фурисодэ (букв. «длинный качающийся, струящийся рукав»), — с вошедшими в моду в XVIII в. широкими поясами оби. Украшенные замысловатым тканым узором, росписью или вышивкой, они отмечены нарядной праздничностью, в которой с наибольшей наглядностью проявился жизнеутверждающий облик средневековой культуры, сохраняющийся в традиционном костюме по сей день (Ил. 9).

Изготовление и украшение холодного оружия имеет в Японии древние традиции. Меч рассматривался как сакральный предмет, подаренный прародительницей Японии — богиней солнца Аматэрасу Омиками своему внуку, которого она послала на землю править и искоренять зло. Вместе со священной драгоценностью магатама (сияющая изогнутая яшма) и зеркалом он составил три императорские регалии. Для воинского класса, занимавшего высшую ступень в социальной иерархии средневекового общества, меч – это в равной степени и оружие, и символ сословной принадлежности, чести и достоинства самурая. В раздел традиционного японского оружия вошли различные виды мечей, кинжалов, элементы боевого облачения воина, а также детали оправы мечей, которые составляли предмет гордости владельца и по уровню художественного совершенства были сродни своеобразным мужским ювелирным украшениям (Ил. 10).

9. Кимоно фурисодэ

Шелк, ручная роспись, окраска юдзэн-дзомэ

10. Церемониальный меч тати правителя провинции Эттю

Школа Осафунэ Сукэсада

Cталь, серебро, сплавы, лак, кожа ската

Общая дл. в ножнах 105 см

Венцом экспозиции являются дары японского императора Мэйдзи российскому императору Николаю II по случаю его коронации в 1896 г.

Это скульптурная группа «Орел на сосне» и ширма, выставленные в специально изготовленной по особому проекту центральной витрине. Ансамбль «орел-ширма» — интереснейший памятник исторического и художественного значения, относящийся к переломному этапу японской истории, когда страна выходила на мировую арену, покончив с периодом длительной изоляции, и демонстрировала достижения своей многовековой культуры. Помещенная на корневище сосны фигура орла в натуральную величину с размахом крыльев в 164 сантиметра собрана из более чем полутора тысячи деталей, вырезанных из слоновой кости. Орел на фоне ширмы впервые экспонируется таким образом, что зритель может видеть и лицевую сторону ширмы с картиной бурного моря, выполненной вышивкой, и оборотную, украшенную изображением резвящихся среди облаков птичек, созданных в технике стриженого бархата. Это дает возможность по достоинству оценить великолепную работу ткачей и вышивальщиков, и вместе с тем почувствовать, что в японском доме ширма – и функциональный предмет, и художественное произведение, создающее одухотворенную среду, выделяя пространство особой значимости. В экспозиции данный ансамбль олицетворяет культурное наследие, с которым Япония входила в XX в. (Ил. 11).

Особенности устройства сада в японском стиле

Участок формируют из простых и лаконичных предметов, но это не означает скучное собрание камней и растительности. Если соблюдать все правила восточного стиля, можно получить превосходный результат даже из невзрачных материалов. Рассмотрим основные этапы строительства японского сада на даче: выбор деталей, их размещение, а также последовательность выполнения работ.

Выбор элементов для японского сада

Все объекты, используемые в композиции, очень символичны и имеют определенное значение. Считается, что создать ее может только тот человек, кто сумеет подобрать правильное сочетание всех частей и сделать сад, похожий на мир.

К главным элементам японского сада относятся:

  1. Камни . Они символизируют постоянство и составляют основу композиции. В японском саду используются круглые булыжники разных размеров, форм, цвета, желательно имеющие древний вид. Чтобы их состарить, на булыжники высаживают мох. Камни размещают группами в определенном порядке, асимметрично, часто наполовину закапывают. В центре группы всегда располагают крупные экземпляры, остальные — по краям.
  2. Вода . Отображает время и жизненную энергию. На участке часто обустраивают ручей или пруд, в котором вода располагается на уровне берега. Расположение водоема и его размеры создают стиль сада. Чтобы создать озерцо, достаточно огородить небольшую впадину со мхом и посадить камыш. Рыбу запускают по желанию. Любимое строение японцев — водопад. Его создают подальше от дома, чтобы в помещении сохранялась тишина. Ручьи можно сделать многоступенчатыми. Часто вместо настоящего строят сухой, из небольших камней и гравия, которые имитируют текущую воду. Берега обязательно извилистые, на них высаживают невысокие растения.

Второстепенными деталями являются такие элементы:

  • Деревья . Их не должно быть много. В японском саду высаживают растения, у которых листья имеют различные формы и оттенок. Доминирующим цветом в зоне отдыха является зеленый. Самыми популярными считаются вечнозеленые насаждения. Наиболее распространенное дерево — сосна, которая символизирует долголетие. В европейской части страны виды, характерные для Японии, не приживаются из-за климата. Поэтому подбирают те сорта, которые растут в данной местности, придерживаясь такой концепции: более темные высаживают на заднем плане, светлые — на переднем, создавая таким образом глубину композиции. В японском саду также хорошо смотрятся растения с желтыми или коричневыми листьями. Можно высаживать вереск, ирисы, карликовую сосну, папоротники или развести зеленый мох на камнях.
  • Мебель . На участке часто устанавливают мебель, изготовленную из бамбука. Изгородь из этого растения придает зоне отдыха японский колорит.
  • Мостики . Очень распространенные декоративные элементы, которые олицетворяют переход из одного мира в другой. Для изготовления используют ценные породы деревьев. К мостику ведет извилистая тропинка.
  • Дорожки . Всегда делаются извилистыми, т.к. они означают пути, ведущие по жизни, и соединяют ее фрагменты в единое целое. Они изготавливаются из натурального материала и красиво оформляются.
  • Фонари . Являются обязательным атрибутом японского сада, символизируют четвертую стихию — огонь. В старину они предназначались для освещения, а в настоящее время носят декоративный характер. Традиционно фонари делают из камня. Некоторые конструкции позволяют установить внутри свечи. Каменные изделия бывают несколько видов, каждый для своего случая. Высокие на ножках (тачи-гата) — для освещения, низкие — для зимнего периода, позволяют любоваться снежным покровом. Монтируют фонари в основных местах — возле пруда или у самых высоких элементов. Чтобы оттенить их, изделия устанавливают перед деревом.
  • Подсветка . В японском саду обязательно организовывают подсветку основных элементов. Обычно источники света располагают снизу и маскируют. Подсветка организовывается таким образом, чтобы все элементы освещались нестандартным образом, поэтому в темную ночь участок выглядит таинственно и сказочно.
  • Ограда . Необходима для создания уединенности, ее делают глухой и высокой со всех сторон. Традиционно забор создают из бамбука, но можно соорудить из камня или дерева. Если участок расположен возле дома, стены накройте циновками или бамбуковыми стеблями.

В японский сад допускается вносить свои элементы, но они должны сохранять общую концепцию композиции, соответствующую национальному духу.

Правила расположения элементов сада

Часто все основные элементы в саду располагают согласно семиугольной структуре. По этой схеме камни размещают так, чтобы получился семиугольник. Для оформления композиции в таком стиле используют невысокие элементы, их количество должно быть минимальным, а расстояние между ними — достаточно большим. Если все сделано правильно, с любой стороны будут видны все элементы сада. В этом случае место для медитации будет выглядеть красиво и оригинально.

Несложно сделать японский сад своими руками, главное, придерживаться таких принципов:

  1. Объекты расставляйте асимметрично, как все в природе.
  2. Все детали на площадке должны нести определенный смысл. Случайных элементов не допускается. Большие камни обозначают горы, пруд — море, дорожки — жизненный путь.
  3. В садах для прогулок элементы открываются поочередно, после прохода очередной точки.
  4. Участок обычно закрывают со всех сторон, но всегда должен быть виден пейзаж за забором, который дополняет композицию.
  5. Объекты нельзя располагать густо, между ними оставляют достаточно пространства.
  6. Основная форма всех частей в саду — округлая.
  7. На участке не используют слишком яркие и броские фигуры.
  8. Зеленые газоны в композициях, выполненных в японском стиле, не применяются.
  9. Центральную дорожку делают шире всех остальных. Обычно она делит территорию на две ровные части.
  10. Посредине центральной дорожки обустраивают площадку правильной формы, на которой размещают основной объект.
  11. Обязательно в саду должна быть точка, откуда виден весь участок.
  12. Площадь центральной части всегда больше любого другого элемента, например, цветника. За партерным участком обязательно организовывают хороший уход.

Пошаговая инструкция по созданию японского сада

Рассмотрим технологию устройства сухого или каменного японского сада. Прежде всего разработайте проект композиции. Он должен учитывать месторасположение участка, его стиль и состав. Нарисуйте эскиз и нанесите все элементы, выделите главные из них и обозначьте точки обзора.

  • Очистите территорию от мусора и корней.
  • Удалите слой грунта на глубину 10-15 см. Если почва глинистая, яму выройте глубже для обустройства дренажа. Для водоотвода дно застелите подложкой из геотекстиля, а сверху насыпьте слой щебня толщиной 10 см.
  • Выровняйте поверхность крупнозерновым песком слоем 15 см. Если грунтовые воды расположены слишком близко к поверхности, используйте дренажные перфорированные трубы.
  • Участок по периметру огородите бордюром — большими булыжниками, которые наполовину закопайте в плотный грунт, или зафиксируйте цементным раствором. Бордюр ограничит засыпку каменного сада. Границу лужайки также обозначают галькой или щебнем.
  • Подберите продолговатые или круглые валуны, напоминающие плоские холмы. Они должны выглядеть абсолютно натурально, без следов обработки.
  • Расположите их таким образом, чтобы они напоминали естественную картину природы. Они устанавливаются группами, по 3-5 камней. Один из них, самый большой, установите в середине, остальные — по бокам.
  • Массивные камни для устойчивости закопайте на 1/3 высоты в песок. Плоские образцы можно не заглублять.
  • После расстановки посмотрите на получившуюся композицию со стороны и оцените ее. Чтобы не передвигать массивные объекты на начальной стадии работ, первоначально вместо них можно установить легкие предметы таких же габаритов.
  • После получения удовлетворительного результата засыпьте участок песком толщиной 5-7 см. Сыпучий материал выбирайте холодных цветов, он выгодно отличается от светлого песка.
  • Подберите элементы, которые должны соответствовать стилю композиции, и установите их согласно проекту.
  • С помощью граблей создайте на поверхности мелкую рябь или круги вокруг камней-островков. Криволинейные полосы означают бурные потоки, прямые — спокойные воды, окружности вокруг булыжников — волны. Для получения узоров используйте специальные грабли с насадками.
  • В соответствии с учением даосской философии создайте на участке дорогу «дао». Она должна выглядеть как извилистая пошаговая дорожка. Сплошной массив не приветствуется. Для ее создания используйте плоские каменные плиты из плитняка-пластушки, доломита или базальта, уложенные с разными промежутками.
  • Вместо дорожки часто строят «сухой» ручей, петляющий между островками. Он делается из сланца, шунгита или другой породы черного, темно-оливкового или голубоватого цвета.
  • Высокие растения в каменном саду обычно не используют, поэтому высаживайте различные мхи, которые хорошо смотрятся на булыжниках.
  • На большом участке установите статуи, мостики или другие элементы.

Как сделать японский сад — смотрите на видео:

Концепция японского стиля – это модель окружающей вас природы, а трактовка может быть вашей. Должен быть внутренний смысл, и тогда сад «заговорит». Основные составляющие японского стиля – вода, камни и растения, лаконичность и простота.

Сами же идеи для воплощения в саду могут быть разными, будь то моносад из любых растений, характерных для японского сада, например, хост или садик мхов, или композиция из нескольких цветочных контейнеров, декорированных тростником, или японская «каллиграфия» на камне.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector