3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фактчек: 16; самых популярных легенд о; Петре; I

Фактчек: 16 самых популярных легенд о Петре I

Правда ли, что Петр I убил собственного сына? Он рубил бороды топором? Был подменен в младенчестве? Ненавидел Россию? Прорубил окно в Европу, а потом привез оттуда картошку и заставлял всех ее есть? Разбираемся, что из этих легенд правда, а что нет и откуда они возникли

Вне всякого сомнения, Петр I — самый известный российский монарх и один из самых известных и значимых российских исторических деятелей вообще. Первый император, превративший свою страну в одну из ведущих европей­ских держав, основатель Санкт-Петербурга и автор радикальных культурных преобразований, он еще при жизни стал легендой и в России, и за рубежом. Необычным для монарха было и поведение Петра: презрение к церемониям, манера бурно развлекаться и просто одеваться, а также богатая личная жизнь. Неуди­вительно, что самые невероятные слухи и легенды о нем сложились уже у его современников.

Когда будущему императору исполнилось 4 года, умер его отец Алексей Михайлович, а на престоле оказался старший брат Петра – Федор 3 Алексеевич.

Новый царь занялся воспитанием маленького Петра, приказав обучать его разным наукам. Поскольку в то время велась борьба с иноземным влиянием, его учителями были русские дьяки, не обладавшие глубокими знаниями.

Вследствие этого мальчику не удалось получить должного образования, и он до конца своих дней писал с ошибками.

Однако стоит заметить, что недостатки базового образования Петру 1 удалось компенсировать богатыми практическими занятиями. Более того, биография Петра I примечательна именно его фантастической практикой, а не теорией.

Наследник ли?

Бытует мнение, что Петр Первый не родной сын Алексея Михайловича Романова. Дело в том, что будущий император отличался сильным здоровьем, в отличие от своего брата Федора и сестры Натальи. Но это только предположение. А вот рождение Петра было предсказано Симеоном Полоцким, он сообщил государю, что скоро у него родится сын, который войдет в российскую историю великим вседержителем!

А вот жена Императора Екатерина I была крестьянского происхождения. Кстати, это первая женщина, которая была в курсе всех государственных дел. Петр обсуждал с ней все и прислушивался к любым советам.

  • Холст, масло . 113 х 176
  • Ж-8701

Пост в 1940 из МЗК

  • Экспонирование Михайловский дворец, Зал 18Открыть панораму зала в виртуальном туре
  • Период Вторая половина XIX века
  • Категория Исторический сюжет
  • Ключевые слова Эпоха Петра I (1682-1725) | групповой портрет | портреты придворных лиц | правители Российского государства | Романовы | императоры | аристократы | женский костюм | мужской костюм | прически | светский костюм | праздники, парады, торжества | Санкт-Петербург – Петроград – Ленинград | дворцы | собаки | домашние животные | пища, напитки | произведения искусства | украшения, ювелирные украшения | посуда Поделиться

    В 1718 году Петр I издал указ об ассамблеях, увеселительных вечерах, ставших непременной принадлежностью общественной жизни Петербурга. Они явились прообразом будущих пышных великосветских балов, которыми славился русский императорский двор. Ассамблеи устраивались по очереди в домах знати и отличались известной демократичностью. На них мог присутствовать любой желающий, исключая крестьян и представителей городской бедноты. Танцы, различные игры, интересные беседы были обычным времяпрепровождением. Вводя ассамблеи, Петр преследовал цель привить на русской почве некоторые западноевропейские бытовые традиции, казавшиеся ему полезными и служившие, в частности, внешнему и внутреннему раскрепощению женщины, чья жизнь ранее сосредоточивалась исключительно на исполнении домашних обязанностей. Картина Хлебовского носит историко-бытовой характер. Внимание присутствующих на ассамблее привлечено только что вошедшим гостем, длиннобородым, одетым в старый боярский костюм. Он пытается отказаться от подносимого ему, видимо в качестве штрафа за опоздание, большого кубка с вином. За этой сценой с любопытством наблюдает сидящий за столом Петр I. Справа художник изобразил императрицу Екатерину с одной из дочерей. (П. К.)

    Слева внизу: С. Хлѣбовскiй. 1858.

    Электронный каталог «Герои и злодеи русской истории». СПб, 2010. С. 187.

    Программы/фильмы о данном произведении в медиатеке:

    Среди многих, зачастую шокирующих реформ Петра Великого одним из наиболее известных нововведений стало проведение небывалых прежде общественных собраний – ассамблей.

    Гардероб Петра I: что носил основатель Северной столицы

    Ежедневно на центральных улицах города сотни туристов фотографируются с «двойниками» Петра I. Обычно это высокие мужчины в пышных париках, в мешковатых кафтанах и с орденскими лентами гипертрофированного размера. Однако в действительности основатель Петербурга носил короткую стрижку или небольшой парик, обладал хорошим вкусом и никогда бы не надел костюм неудобного кроя. Накануне 315-летия Северной столицы корреспондент Город+ посетил «Галерею костюма» и узнал, что было в тренде в начале XVIII века и как содержимое шкафов Петра I удалось сохранить спустя три сотни лет.

    Особые сокровища Эрмитажа

    В «Галерее костюмов», расположенной в Реставрационно-Хранительском центре Эрмитажа «Старая Деревня», хранится коллекция «Гардероб Петра I». Здесь царит полумрак — ярко освещены лишь наряды деятелей прошлого. В экспозиции представлены двадцать костюмов императора – правда, это лишь малая часть сокровищ эрмитажного собрания. Составленное еще при Екатерине II описание гардероба свидетельствует, что Петр был настоящим модником: имел более 600 предметов одежды и 47 пар обуви. К сожалению, до нас дошла лишь половина, большая часть которой – 280 предметов одежды – хранится в Эрмитаже (в их числе и сохранившиеся две пары обуви).

    В коллекции сейчас находятся рединготы, душегреи-безрукавки, плащи-епанчи, матросские куртки-бостроги, головные уборы, кафтаны, костюмы и десяток халатов-шлафоров. Те, кто считает, что императору были чужды шик и восточная роскошь, точно не видели эти предметы его гардероба с рукавами, заворачивающимися наверх по европейской моде. Яркие сочетания цветов, великолепные ткани, крой и невероятные узоры на одних манекенах здесь соседствуют с простыми силуэтами удобной и рабочей одежды на других. И в этом контрасте выражен характер императора. Ведь все, через что приходилось проходить России, Петр I испробовал на себе. Так, император, прежде чем ввести новую форму или новый рацион питания для солдат, сам месяц так питался или одевался. Лично принимал участие в разработке мундиров, головных уборов, понимая, что без армии и флота не достичь тех задач, которые он ставил перед страной.

    Тем не менее, Петра не раз осуждали и припоминали ему запрет на ношение национального костюма и подрезание длиннополых одежд. Последнее, кстати, заблуждение – император укоротил не русский, а польский костюм, который тогда был уже принят в России. Любимое изречение Петра гласило: «Рукава настолько неудобные, что если рукой махнешь, — или в похлебку попадешь, или стекло разобьешь». И, засучив рукава, он стремительно менял сознание подданных. Около двух десятков указов, касавшихся непосредственно костюма, были собственноручно подписаны императором в течение всего срока правления. Перемены не коснулись крестьян, священнослужителей, старообрядцев и купцов – только служилое сословие вынуждено было сменить гардероб. И хоть сам Петр I ценил практичность голландской одежды, своим подданным повелел облачиться в самый модный на тот момент костюм – французский. К новым порядкам привыкали долго: дамам пришлось после сарафана привыкать к корсету, а мужчинам – к узким камзолам.

    «У Петра Первого был прекрасный вкус. Он мог в иных ситуациях быть рабочим, корабелом, солдатом, выбирая простую или форменную одежду. Но если дело касалось бала, приема, ассамблеи, то Петр был великолепен. Не обладай он художественным вкусом, вряд ли он приобрел бы «Венеру Таврическую» или купил полотно Ребрандта «Прощание Давида с Ионафаном» в то время, когда это еще не успели оценить в Европе», — отмечает Заведующая Сектором прикладного искусства Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа, хранитель коллекции «Гардероб Петра I» Нина Тарасова.

    Гардероб на все случаи жизни

    Петр I был человеком деятельной натуры, любил удобство и комфорт во всем – это относилось и к одежде. Он вставал в пятом часу утра, не будил денщиков и сам растапливал камин. Сначала был скромный завтрак, а потом – за работу в кабинет. Здесь он, одетый в короткие штаны кюлоты, чулки (не обязательно шелковые – слишком была высока их цена), домашнюю обувь, длинную нижнюю рубаху, душегрейку или фуфайку, шапочку со швами наружу (так удобнее), а поверх были накинуты куртка или камзол (в помещениях часто было прохладно), слушал доклады секретаря. Когда же император шел в токарную мастерскую, то одевался проще. Здесь он мог достать защитные очки из карманов, которые, к слову, были введены в России именно при нем. В токарне он часто беседовал с приближенными и гостями, а самым интересным собеседникам дарил только что выточенную фигурку.

    Так, выбор одежды всегда был связан с целями и режимом дня императора и соответствовал месту, куда он направлялся. В любимую им голландскую одежду Петр I облачался, когда шел работать на верфи или отправлялся в плавание на судне. Так, куртка-бострог голландских мореходов надежно скрывала его от ветра, а широкие из толстого сукна штаны, пропитанные специальным составом, со сборкой на поясе не стесняли движений и защищали поясницу.

    Однако статус императора обязывал Петра I следить за модой, которая в те времена была не так изменчива, как сегодня. Модный силуэт сложился еще при правлении французского короля Людовика XIV и менялся только в деталях: расположение карманов, количество пуговиц и размеры рукавов. Костюм состоял из кафтана (или жюстокора) – это верхняя одежда, которая облегала тело, под него надевали камзол, кюлоты – короткие штаны, шелковые чулки, башмаки, манжеты, кружевной шарф и шляпу. Иностранец, проживший несколько лет в России, камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц подробно описал в своем дневнике одежду императора на коронации Екатерины I в 1724 году: государь был в костюме небесно-голубого цвета, сшитом из гродетура, в красных шелковых чулках, туфлях на каблуке с серебряными пряжками и в шляпе с перьями.

    Такую парадную одежду для государя заказывали дипломаты или торговые агенты в Западной Европе, откуда она и доставлялась в виде патронов (раскроенные и уже вышитые детали костюма). В России же портные собирали подобные костюмы буквально по фигуре Петра I. Часто оказывалось, что ткани не хватает. «Смотришь вблизи камзол и не понимаешь – тут и там вставки. Как же так, государю ведь шили? Ничего, Петр спокойно на это реагировал. Но к коронационному голубому наряду это не относится: качество работы безупречное, патрон делали в Берлине, но и наши мастера постарались, собирая его», — подчеркивает Нина Тарасова.

    На трудоемкой сборке костюма по фигуре трудности не заканчивались. Великолепные камзолы, вышитые золоченой нитью, нельзя было стирать. Если пятно или дырка оказывались на видном месте, приходилось заказывать новый. А шились эти произведения портновского искусства долго. Например, над знаменитыми саардамскими камзолами, украшенными в технике «стеганой вышивки», мастера могли работать до года. Такова была цена интересной игры света и тени на императорском костюме.

    Модные легенды и история одного гардероба

    Фигура Петра I окутана множеством мифов и домыслов, в том числе о чувстве стиля и одежде императора. Так, один анекдот гласит, что государь ехал по городу в коляске, когда заметил пешего молодого человека, который был слишком ярко одет. Петру I это показное щегольство бросилось в глаза. На улицах было грязно, и он решил наказать молодого хлыща, приказав быстро проехать мимо него, чем непоправимо испортил костюм модника.

    В народе также ходила легенда о том, что тот самый гродетуровый коронационный костюм Петру I вышила лично его супруга – Екатерина I. Специалисты уверены – это миф: уровень мастериц, которые работали над костюмом, слишком высок. Однако когда реставраторы Эрмитажа занялись очисткой тканей этого комплекта, то под подкладкой камзола обнаружили вышитую непрофессиональным швом маленькую корону. Такой тайный знак могла оставить только Екатерина I. Именно ее, шведскую прачку, Петр I возвел на Российский престол. Возможно, кто-то из придворных видел, как она вышивала крестики и цветочки на короне шелковыми нитками, и так родилась красивая легенда.

    Однако, несмотря на значительное количество домыслов вокруг императорского костюма, его реальная история была не менее запутанной и интересной. Так, в 1712 году он подписывает указ о том, чтобы все его ранние вещи из Преображенского села были перевезены в Петербург. И современники, «зараженные» этой страстью, сохранили гардероб императора после его смерти. Все вещи остались на хранение в казенных кладовых (именно отсюда были выбраны первые вещи императора для экспозиции в первом музее России Кунсткамере). В 1732 году перед публикой предстала «Восковая персона» Петра I – это выполненная Карло Бартоломео Растрелли фигура императора в полный рост, облаченная в коронационный костюм. Здесь же демонстрировались полтавский мундир, епанча, кожаный колет, штаны и шляпа первого императора России.

    Позже уже при Екатерине II современники предлагали императрице отправить все вещи в Москву, в Оружейную палату, где традиционно хранились коронационные наряды русских царей и императоров, но она отказалась от этой идеи. С 1765 года гардероб хранился во дворце Марли в Петергофе. Во время же Отечественной войны 1812 года вещи даже успели побывать в эвакуации. В 1848-1849 годах император Николай I приказывает весь гардероб перевезти в галерею Петра Великого, которая находилась в Малом Эрмитаже. В 1912 году всё было перевезено в новое здание Кунсткамеры в Таможенном переулке, где вещи хранились до 1930 года (потом были переданы в Историко-Бытовой отдел Русского музея). После целого ряда перипетий и путешествий из музея в музей все собрание Историко-Бытового отдела передали в Отдел истории русской культуры Государственного Эрмитажа.

    Сегодня эксперты не полагаются на удачу. Ведь ткани – недолговечный органический материал, но особые условия и работа реставраторов продлевают гардеробу жизнь: одежда императора находится под защитой стеклянной стены, освещена светом без ультрафиолетового излучения при постоянной температуре от 18-20℃ и влажности 45%.

    Государь и господарь

    Султан и османские вельможи оказали Дмитрию честь и доверие, но их настроение в любой момент могло поменяться. Петр же был близок Дмитрию религиозно и ментально — они были ровесниками, воспитывались в православной традиции и в то же время были приверженцами научных знаний и новой европейской культуры. Кантемир не раз говорил русскому посланнику в Стамбуле Петру Толстому, что он восхищается преобразованиями царя. Существенны были и тактические обстоятельства: армия Петра была рядом в Украине, а султан в Стамбуле еще не объявил сбор войск, то есть Дмитрий мог поначалу оказаться один против русских сил. И всё же главным было то, что, выбирая сторону православного царя, Дмитрий мог рассчитывать на поддержку христианского духовенства и своего народа, видевшего в османах поработителей. На европейском юго-востоке уже набирали силу национально-освободительные тенденции, которые будут определять жизнь это региона в последующие два столетия. Можно сказать, что Кантемир опередил время, а можно — что он раньше других почувствовал грядущее возвышение России и неизбежность установления ее контроля над северным Причерноморьем.

    Оценив ситуацию в Молдавии, новый господарь вступил в тайные переговоры с русским государем через грека Георгия Поликалу, который в Стамбуле был личным врачом Петра Толстого. Вскоре к Петру отправился приближенный господаря Стефан Луку. Стороны быстро пришли к консенсусу, после чего в Луцке был подписан договор. Молдавия уходила под руку русского царя, сохраняя свои обычаи и частичный суверенитет. Кантемиры же становились наследственными господарями. Страна освобождалась от дани, а после войны Молдавскому княжеству должны были отойти ее исконные земли, захваченные Турцией.

    Когда российские войска стали приближаться к Яссам, князь Дмитрий объявил боярам, войску и народу о том, что он разрывает отношения с турками и переходит на сторону России. Господарь издал манифест, где перечислял бедствия, которые терпела Молдавия от поработителей, и призывал: «Все люди нашей страны, берите оружие и идите на помощь!»

    29 июня (10 июля) 1711 года, в день Петра и Павла, в Яссах господарь Молдавии Дмитрий Кантемир дал клятву на верность России и присоединился к царской армии. Воинов с ним пришло меньше, чем ожидалось, поскольку не все молдавские бояре поддержали своего господаря — конкуренты надеялись воспользоваться ситуацией и вернуть власть в стране. Тем более что огромное турецкое войско уже приближалось к границам Молдавии.

    Османам удалось окружить небольшую армию Петра, но при штурме лагеря они встретили жесточайшее сопротивление русских солдат. В итоге военачальники убедили визиря Балтаджи Мехмед-пашу заключить предложенный Петром мир, мотивируя это тем, что из-за слишком больших потерь янычары отказываются идти в бой. Турки пропустили русскую армию домой с оружием и развернутыми знаменами, но Петру пришлось пожертвовать всеми приобретениями на юге, отдать Азов и разрушить Таганрог.

    Я лучше уступлю туркам всю землю до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружием возвращается; но нарушение данного слова невозвратимо. Отступить от чести — то же, что не быть государем»

    Визирь был разгневан изменою Кантемира, за которого он ручался, и потребовал от Петра I его выдачи. Царь ответил, будто бы Кантемира нет в окруженном лагере российских войск, а своим приближенным сказал: «Я лучше уступлю туркам всю землю до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружием возвращается; но нарушение данного слова невозвратимо. Отступить от чести — то же, что не быть государем».

    Здание 12 коллегий

    Крупнейший памятник Петровского барокко

    Здание 12 коллегий — здание на невском берегу Васильевского острова в Санкт-Петербурге, выстроенное в 1722-1742 гг. для размещения петровских коллегий. Крупнейший по размерам памятник петровского барокко состоит из двенадцати идентичных трёхэтажных секций. Общий проект составил Доменико Трезини; верхние этажи проектировал Теодор Швертфегер. В XVIII веке здание занимали высшие органы государственного управления. После расформирования коллегий их сменили Главный педагогический институт и Санкт-Петербургский университет.

    Строительство здания Двенадцати коллегий началось в 1722 году как часть плана императора Петра I по созданию на Васильевском острове административного квартала. Предполагалось, что здесь разместятся Сенат, Синод и коллегии. Вначале строительство велось под руководством Доменико Трезини и Теодора Швертфегера, а завершали его Джузеппе Трезини и Михаил Земцов. Первое заседание коллегий в новом здании состоялось в 1732 году. Основное строительство было завершено к середине 1730-х годов. В 1737—1741 годах с западной стороны здания была пристроена двухэтажная галерея. В 1804 году в здании расположился Педагогический институт, а в 1835 году здание было передано Санкт-Петербургскому университету.

    В постсоветское время здание Двенадцати коллегий считается главным зданием Санкт-Петербургского университета.

    Новатор

    Петр Первый внес множество новых идей в российский быт.

    • Во время путешествия по Голландии обратил внимание, что кататься на коньках гораздо удобнее, если они не привязаны к обуви, а прикреплены намертво к специальным ботинкам.
    • Для того, чтобы солдаты не путали право и лево, Петр I приказал примотать к левой ноге сено, к правой — солому. При занятиях строевой подготовкой командир вместо привычных нам: «правой — левой», командовал «сено — солома». Кстати,раньше умели различать право и лево только образованные люди.
    • Петр интенсивно боролся с пьянством, особенно у придворных. Чтобы полностью искоренить недуг, он придумал свою систему: выдавать чугунные, семикилограммовые медали за каждый загул. Такую награду вешали на шею в полицейском участке и ходить с ней нужно было не меньше 7 дней! Самостоятельно снять было невозможно, а попросить кого-нибудь — опасно.
    • Петра I впечатлили своей красотой заморские тюльпаны, он привез луковицы цветов из Голландии в Россию в 1702 году.

    Любимое занятие Петра I – стоматология, он с таким интересом выдирал больные зубы у всех, кто только попросит. Но иногда так увлекался, что мог вырвать и здоровые!

    Несмотря на то, что внешне Петр 1 казался очень крепким и здоровым человеком, на самом деле он на протяжении всей жизни страдал от приступов мигрени.

    В последние годы жизни его начала мучить еще и почечнокаменная болезнь, на которую он старался не обращать внимания.

    В начале 1725 г. боли стали настолько сильными, что он уже не мог вставать с постели. Состояние его здоровья с каждым днем ухудшалось, а страдания становились невыносимыми.

    Умер Петр 1 Алексеевич Романов 28 января 1725 г. в Зимнем дворце. Официальной причиной его смерти значилось воспаление легких.

    Медный всадник — памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге

    Однако вскрытие показало, что смерть наступила вследствие воспаления мочевого пузыря, которое вскоре переросло в гангрену.

    Петра Великого похоронили в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге, а наследницей русского престола стала его жена Екатерина 1.

    Читать еще:  Ремонт квартир в новостройках
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector